Славяне Дети Богов - ведать тайные знания.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Славяне Дети Богов - ведать тайные знания. » ­Обряды » Обереги и все о ниx


Обереги и все о ниx

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Стремясь защитить свою жизнь и жизнь своих близких, свой дом и плоды своего труда, пращуры наши издревле использовали всевозможные обереги. Их применяли как волшебное средство, спасающее от нечистой силы, хранящее от болезней, сглаза и прочих напастей. Обереги защищают людей, скот, жилище, землю и шире того – саму Родину нашу. Их носили на цепочке или шнурке на шее, пришивали к одежде, цепляли к поясу, вешали у дверей, прибивали к порогу, с ними шли в путь, их клали малым детям под подушку, с ними судились, торговали и воровали, любили и воевали. Узоры на одежде, резьба, украшавшая домашнюю утварь и самый дом – все это тоже обереги, сотворенные с особенным смыслом и для дела, а не одной лишь красы ради. Пращуры жили в окружении оберегов. Еще лучше сказать, они жили в защищенном мире, жили уверенно, будучи недоступны темным силам.

Но, увы, наш современный мир позабыл многое, очень многое из таинства обережного волшебства. А то, что ныне преподносят под личиной волшебного, таковым не является ни в малейшей степени. Прежде, иные из оберегов сотворялись ведунами, людьми сведущими – знахарями, колдунами, волхвами. Так, например, кузнецы, чья огненная работа почиталась волшбой, творили обереги из благородных металлов и из простого железа, оковывали звериные когти, раковины, «громовые стрелы» (камни-белемниты), Перуновым словом заговаривали ножи и стрелы

0

2

Обереги стоит разделять на: оберегающие от чего-либо (собственно, обереги), и помогающие в чем-либо. Эти последние можно назвать по-латински «амулетами», или по-арабски «талисманами», или же, по-славянски, «наузами».
что именно подразумевается под этим словом, однозначно сказать сложно. Несомненно, речь идет о волшебных предметах, и, скорее всего, об оберегах, но, поскольку корень в этом слове «узел», то остается вопросом, какой именно вид оберегов так обозначался. Впрочем, можно предположить, что завязанные на особый узел мешочки
с заговоренными травами, освященным угольком и родной землицей, относились к такой категории.

Обереги из народного обихода – это далеко не всегда такие небольшие вещицы, что можно носить на шее или в сумочке. Оберег, это всякая вещь, любой предмет, что может отвращать напасти или помогать в деле. Поэтому, наряду с чем-нибудь действительно небольшим по размеру (например, клык), здесь вы сможете прочитать и… про грабли. Да, замечательный оберег, кстати говоря. Отлично подходит для использования в тех местах, где грабли имеются – на даче, в деревне. Никто не предлагает использовать грабли и подобные им предметы в условиях города. Наоборот, всему свое место.

Иные из оберегов трудно использовать в современном быту, но ознакомление с ними не бесполезно.

0

3

Наши родные обереги – это сила. Их не смогут заменить дешевые никчемные поделки

В «колдовских» торговых лавчонках (новомодно зовущихся «салонами») вам, по сходной цене, продадут кабаллистический амулет или тибетский талисман, изготовленный штамповкой на подпольной конвеерной линии. Но это отнюдь не обереги. Что же касается христианских крестиков, так же, считающихся сильной защитой… Во первых, широко известно, что знак креста («крес» или «крыж») – священный символ Солнца и Огня, а его магическое использование, много древнее христианства. Если говорить о святоотеческой традиции, то стоит отметить следующее. Согласно мнению ученых, обереги-«кресты» на Руси не являются христианским привнесением – они существовали как вид, предшествующий кукле (изображавшей предка, изгоняемую нечисть и проч.) и ее позднейшая замена [Мороз И.А. Кукла как феномен традиционной народной культуры славян, стр. 94, 96, 97, 104 // Славянская традиционная культура и современный мир. Сб. материалов. Вып. 2. – М., 1997]. Во вторых, именно с языческих оберегов на нательный крестик и перенесено представление, как о могучем талисмане, способном изгнать или не допустить нечисть, освятить место и т. д. Однако же, сама православная (книжная) традиция подобного представления не знала и не знает. Отметим так же, что волшебной силой отвращать зло, наделен лишь равносторонний крест, кресты же со смещенными или лишними перекладинами таковыми способностями силой не обладают.

0

4

ОБЕРЕГИ ИЗ МЕТАЛЛА

Обереги такого рода используют силу металла, крепость и остроту предмета, а также его звучание (звон от удара), ибо считалось, насколько далеко слышен звон, настоль далеко от человека и его дома будет держаться всевозможная нежить.

БОРОНА. Борона, с ее множеством острых железных зубов-клиньев, в седой древности считалась сильнейшим оберегом. Зубья бороны втыкали в столбы ворот, а в купальскую ночь борону вешали на ворота – для защиты от ведьмы. Также, оберегом от ведьм считается обход вокруг села, когда в купальскую ночь несколько участниц или участников обряда несли борону на головах (заключение магического круга), и круг из борон, которым ограждали себя участники обряда «карауления солнца» (29 июня).

Для защиты скота во время разгула нечистой силы бороной загораживают или подпирают вход в хлев, ставят ее у дверей зубьями кверху (от демоницы-босорки) или возле скотины. От ласки, которая, как считалось, мучает скотину, и от нечистой силы вообще, борону ставят в конюшне или подвязывают ее к потолку хлева. Для избавления от русалок, заманивающих людей на погибель, называют при встрече с ними число зубьев в бороне (южнорусская – 25 зубьев, северная борона – 35 (изредка – 72)). На того, кого дух-змора душит по ночам, кладут борону зубьями кверху.

Упырю, ходячему покойнику, самоубийце вбивают зуб бороны в грудь или в голову, кладут его в рот мертвеца – чтобы не оживал. На Украине после выноса покойника забивали зуб от бороны под столом – «чтобы не умирали остальные». Чтобы уберечься от морового поветрия (эпидемии) вбивают под стол зуб бороны. Чтобы не сглазили посев, переворачивают борону вверх зубьями – чтобы завистливый глаз «накололся» на них, потеряв свою силу. Для изведения тараканов из дома – затыкают под матицу найденный зуб от бороны.

БРИТВА. Опасная бритва, как оружие против нечисти использовалась не столь часто. У южных славян под конец Масленой недели ее затыкали в дверь, чтобы преградить ведьме дорогу в дом.

ВЕРТЕЛ. Острый железный штырь (тем более связанный с огнем, издавна почитавшимся священным), безусловно, был превосходным средством для противостояния нечистой силе. Рожанице в течение определенного времени после родов, надлежало выходить из дома, держа в руках вертел, «чтобы к ней не подступало зло».

Чтобы черви не ели посадки, вертел следовало воткнуть в грядку. На Масленицу было принято жарить что-нибудь на вертеле и спрашивать того, кто жарит: «Что печешь?» – «Голову кроту, чтобы не копал грядки». После этого вертел втыкают в огороде. На Ярилин день поля и сады обходят с ветками плодовых деревьев и вертелом, или же просто втыкают их в землю по углам поля, для защиты его от неурожая, порчи и града. Чтобы зубы были здоровыми, следует слегка погрызть вертел после того, как с него снимут мясо. Чтобы куры были плодовитыми, в их гнездо кладут вертел. Вертел, на котором жарили петуха, втыкался в забор, чтобы хищные птицы не таскали кур со двора.

ВИЛКА. Малые размеры вещи делают ее применение вполне удобным. Вилку с ножом кладут в колыбель на дно, чтобы ребенка не подменила босорка. В канун Ярилина дня вилку втыкают в дверной косяк или оконную раму, чтобы уберечь дом от прихода ведьм. При сильном ветре или вихре (воспринимавшимися, как «свадьба чертей») кидают вилку в том направлении, откуда дует ветер, останавливая его.

Чтобы босорка не испортила молоко, его процеживают через вилку с ножом, положенными крест-накрест. Если сглазили корову, хозяйка, надоив молока, «колет» его двумя вилками, говоря: «Кто мне послал, тому возвращаю, троекратно ему отплачиваю». Вилка, выставленная в окне, защищает дом от непрошенных гостей – от тодорцев.

ВИЛЫ. Вилы, как символ и знак Велеса, покровителя богатства и скота, часто использовались для магических операций. Для защиты от града ими «грозят» градоносной туче, кладут вилы (или вилы и метлу) крест-накрест перед порогом дома или выносят их во двор. При трудных родах на роженицу замахиваются вилами или делают вид, что бьют ее ими – этим отпугивается нежить, мучающая женщину, а также ставят вилы возле кровати роженицы, защищая ее от богинки. В доме, где есть маленький ребенок, вилы ставили зубьями вверх, дабы уберечь его от сглаза: «Як малэ дытя – вылкы до горы рогамы поставимо» (Украина).

Вилы, поставленные возле дверей хлева, служили для защиты скота («чадушек малых Велесовых») от ведьмы.

ГВОЗДЬ. Гвоздь удобен, в первую очередь, своим прямым предназначением – его можно вбить в дерево, отсюда же и происходят связанные с ним обережные представления: гвоздем можно «забить», «заколотить» недуг или нежить. Женщина, выходя из дома после родов, в пору, когда она наиболее уязвима для воздействия нечистой силы, затыкает за пояс гвоздь. Если во время месячных женщине случалось участвовать в похоронах или ходить на кладбище, то, для защиты от возможного вреда, она клала гвоздь себе за пазуху. Во время венчания невеста держит при себе (в наборе имеющихся у нее оберегов) гвозди – от порчи. Гвоздь же хранился и в кармане жениха (Заонежье). В дверной косяк дома, где происходит свадьба, вбивают два гвоздя крест-накрест, чтобы уберечь невесту от дурного глаза. На «волчьи праздники» от волков оберегались, бросая в огонь гвозди – «чтобы волк напоролся на гвоздь языком».

После выноса тела усопшего из дома, было принято забивать гвоздь на том месте, где лежал покойник, где находилась его голова или два гвоздя там, где лежали ноги и голова умершего – чтобы покойный не стал упырем или, чтобы в доме не случилось еще одной скорой смерти («чтобы забить смерть»). На Карпатах гвоздь забивали в скамью или постель, на которой лежал умерший. Также после выноса тела гвоздь вбивали в порог, вероятно, чтобы усопший не вернулся.

Сразу после рождения ребенка, на порог кладут гвоздь вместе с красной ниткой, чтобы предотвратить кожные заболевания у дитя. При лихорадке вешают на шею завернутый в шерсть кусок гвоздя от виселицы.

ГРАБЛИ. Символика «многозубых» грабель подобна бороне и вилам. Их также можно воспринимать символом Велеса – Бога Тайн. При надвигающейся туче выбрасывают под стреху грабли зубьями кверху, чтобы «рассечь» тучу. Защитное значение имели изображения грабель на украинских яйцах-«писанках».

ДЕНЬГИ. Некогда, у славянских народов, как и многих других индоариев, денег в обиходе не было, в силу чего можно предположить, что первоначально речь шла об оберегах в виде кусочков металла (медь, серебро, золото), значение которых позже перешло на деньги. После обряда наречения имянаречения девочке, к ее головному убору пришивали монету (Болгария). Чтобы сохранить масло – в него бросают талер (Померания и Мекленбург ). Продырявленную медную монету носят на шее – от порчи.

Женщина во время менструации, при вынужденном участии в похоронах, для защиты от возможного вреда, кладет в свою обувь «медные гроши» (Украинское Полесье). Вероятно, здесь наличествует символическая связь крови и меди («красных денег»). Для облегчения родов женщины носят серебрянную деньгу и кусочек золота. Жених, отправляясь под венец, клал в обувь под пятку правой ноги серебряный рубль. Можно думать, делалось это для того, чтобы обеспечить богатую жизнь себе и своей будущей жене.

ЖЕЛЕЗО. Железо в любом виде разрушительным образом влияет на нечистую силу (впору припомнить «холодное железо» и эльфов). Кусок железа, положенный на подоконнике, защищает от ходячего покойника, упыря, привидения. Причем, той же силой обладает даже упоминание железа. Достаточно сказать упырю: «дайте ми солноте желязо» (болг. «дайте мне соленое железо»), и он тотчас исчезнет. Железа боятся и водяные черти «караконджулы». Молодежи советовали носить при себе железную вещь – от богинки. От босорки в колыбель клали железный предмет. В зыбку (колыбель), уберегая младенца от бессонницы кладут «железяку какую». Любой кусок железа под ножкой кровати – оберег от кошмара (мары-зморы), а под порогом – от ведьмы.

Кусочек ржавого железа подвешивали на шею во время повальных болезней. У дверей домов, у порога вбивали скобы и подковы, «штобы болезнь не входила в дом, а оставалась на металле». Наседкам в гнездо кладут кусок железа, чтобы птенцов не оглушил гром. Чтобы не заблудиться по воле проказливого лешего, при себе необходимо иметь металлический предмет. Собакам, в качестве оберега от бешенства, во время Масленицы привязывали к ошейнику кусок жести. Женщина во время месячных, считается способной приносить несчастья, и, чтобы уберечь ребенка от такой женщины, на пороге дома клали железные предметы.

Во время святок все ужинающие должны были держать ноги на железных колющих и режущих предметах – от нечисти. Скотоводческая магия во всю использует обережную силу железа: «Як выгоняют корову (в первый раз в новом году), то кладут сэкиру (топор – Б. М.) чы зилезку якую, и йана (корова) праходит праз яе»; «(При первом выгоне) нада кидать у пойла кусок жалеззя, каб карова не балела и харашо давала малако»; «Ек пэршы рас коров жэнуть, трэба положыты жэлизо, шоп цэло лито ни яка видма нэ подошла» (Белорусское Полесье); если скотина заплутала в лесу, хозяева той ночью кладут в печь кусок железа, чтобы волки не подрали живность.

ЗАМОК. Символика замка очевидна – с помощью его можно как «замкнуть» напасть, так и «замкнуться» от нее. При похоронах умершего ребенка, ему на грудь клали запертый замок, чтобы не умирали другие дети. Чтобы смерть не могла вернуться в дом, при погребении в могилу кидают замки. На свадебном сговоре замок кладут под порог и запирают  сразу после прихода в дом жениха, а потом бросают в реку, чтобы брак был крепким. Замок, оставляемый в зарытом кладе, должен был уберечь его от похитителей. Для спасения от бессонницы под подушку кладут замок.

На Ярилин день пастух обходил стадо, имея при себе замок – чтобы звери не трогали его скот все лето. При падеже скота, над губами павшей животины запирают замок, а потом бросают его в яму вместе с животным. «Неприкосновенность» места выпаса обеспечивается закапыванием в землю замка (до конца летнего выпаса). Чтобы  «привязать» скот к дому, уберечь его от зверья, замок подкладывают или закапывают у ворот дома, дверей хлева. Иногда, перегнав животных через открытый замок, его сразу закрывали. Выходящий на пастбище скот защищают от сглаза и порчи: «шоб не сурочили (не сглазили, не изурочили. – Б. М.), замыкали замок, клали, шоб замкнулись языки», «замок замкнутенький – от поганых людей» (Белоруссия). Во избежание перехода удоев молока к чужому скоту, под ноги корове «замок подложат, шоб свое молоко у сэби дэржала». Замыкание замков при переходе скота на первый выгон могло быть обращено против многих врагов: «замыкают ведьме рот, шоб не кусала», «замыкаю усем гадам зубы, губы», «шоб воуку зубы замкнуть», «штоб зверьёв позамукать».

Чтобы коровы ходили одним стадом, вместе, их «запирают» на ключ – «Як скотинку выгоняють, то замкнуть замка и кладуть на порози, коб перэступила чэрэз тэй замок, то уже дружна будэ, одна от одной нэ пойдэ. Замкнёна». Закапывание, замыкание замка при первом выгоне имеет и другие объяснения: «штоб скатина до дому ворочалася с пашы», «штоб не блудила, шоб хадзила ва двор». Замыкание замком предмета (например, «нита» – детали ткацкого станка), обеспечивающего обязательное возвращение скотины домой, имело усилительное значение: «Клали на дверях нит, замком замыкали, шоб она (корова) перешла, шоб скот не блудил, к двору шол», «Замок… под порог хлева кладут, чтоб не было вреда корове». Перед посадкой огородных растений, в углах грядки (скорее всего от сглаза) «втыкали замок».

0

5

ИГЛА (БУЛАВКА). Острая игла, как и ее живое подобие – шип – словно «разреживает» на своем конце отрицательную энергию нечисти. «Единственным возможным средством спасения от русалок служит укол хотя бы одной из них иголкою или булавкою, которые необходимо иметь при себе и наготове…». В колыбель или в ее дно затыкают иглу, кладут иглу под подушку – от ночницы и прочей нежити. В пеленку, защищая ребенка от духа-богинки, втыкают иглу. Безушей иголкой трижды обводят вокруг подушки, на которой ребенок спит, и оставляют ее где-нибудь в подушке, чтобы оградить его от злого влияния. Чтобы ребенка не сглазили «добрые люди», восхищающие тем, «какой у вас прекрасный мальчик!», втыкают иголку или маленькую булавку ему в рубашку. Чтобы демон «поветрула» не подменила ребенка, в Закарпатье «кладут шпíңку (булавку) коло дитино».

При выходе из дома в особенно опасные из-за нежити дни, в одежду затыкают иголку (иногда, без ушка) – от ведьмы, от чар колдуна. В народе издавно считалось, что воткнутая куда-либо иголка (булавка), полученная от «еретиков» – волхвов, чародеев, лучший оберег от болезней и напастей. «Против сердца две иглы накрест сохраняют от порчи» (Даль В. Пословицы и поговорки русского народа). Для защиты от нечистой силы, сглаза и порчи, беременная женщина всегда носила иглу, воткнутую в одежду.

Для защиты от дурного глаза, в дверной косяк дома, где происходит свадьба, втыкают крест-накрест две крупные иглы. При сборе невесты под венец, весь подол ее платья  «натыкали новыми иголками крест-накрест» – от порчи, «чтобы не оприкосили». Для той же цели и саму косу ее завязывали множеством узлов и закалывали булавками (Заонежье). «У невесты иголки и булавки зашпиливали острием вверх, чтобы на свадьбе злой человек не околдовал ее». Иглу с красной нитью невесте затыкали в платье промеж лопаток – от сглаза. На груди рубашки жениха, «в опушку брюк и в ворот рубахи», тоже втыкают иголки (иногда, со сломанными ушками) – чтобы не подействовали чары колдунов.

Чтобы оживший мертвец не мог влезть в окна, в них втыкают изломанные иглы. В одежде умершего оставляют иглу, чтобы защитить его от других мертвецов. Чтобы умерший не стал упырем, его кожу протыкают иглой, дабы черт не смог надуть тело. Болгары в «волчьи дни» кладут в опару иглу, чтобы волк наколол на нее свой язык – т. е. не трогал скотину. В Белоруссии иглу могли втыкать в рог корове – «шоб не сурочив нихто». Чтобы змеи не приближались к дому, утром в Тодорову субботу втыкали иглу в полотно или водили ей по камню (Сербия). Игла под подушкой спасает от бессонницы. Игла, также, еще и воинский оберег: уходящий на войну брал с собой иглу, согнутую кольцом так, чтобы ее острие входило в ушко.

КЛЮЧ. Ключ нередко используется вместе с замком (см.), как его парная составляющая, обладая той же символикой замыкания. Серебряные ключики носили для защиты от порчи, сглаза, чародейства, бед и болезней. Женщина, выходя из дома после родов, затыкала за пояс ключ (а также гвоздь, нож). Чтобы ребенка не испортили, ему в колыбель кладут ключ. Ключ под подушкой – от бессонницы. Ключ оберегает коров во время первого выгона: «Ключь з двэрэй кыдаеш пэрэд ногамы скотыны пэрэд пэрвым выпасом, шчоб воукы нэ зьйилы» (Белоруссия); проводят ее через ключ и яйцо, покрытые дерном.

КОЛОКОЛЬЧИКИ. Звон колокольцев оглушающе действует на нечистую силу, напоминая ей о громовых ударах Перуновой молнии. Чтобы скотина не терялась, ребята на Масленицу трижды обегали вокруг деревни с коровьими колокольчиками в руках, крича: «Около двора железный тын!». В Чехии на Масленице, во время изгнания Богини смерти Мары, селяне бегали по деревне, бренча колокольчиками, оберегая окружающее пространство от ее разрушающего влияния. На Гуцульщине тогда же отпугивали диких зверей – один из домочадцев нагишом обегал вокруг дома и звонил в колокольчик, приговаривая: «Як далеко чути сего дзвiнка, аби так звiрка за дилеко ни сьмiла приступити до меi худоби» («Как далеко слышно этот звон, чтобы так зверь далеко не смел подходить к моей скотине»).

В Каринтии (Югославия) пастухи звонили в колокольчики у костра на возвышенности, дабы отпугнуть нечистую силу. В Моравии на майское дерево, выставляемое под окнами дома девушки, вешали «скотий колокольчик как охранное средство». В Силезии во время бури звонят в колокольцы, освященные 25 мая, веря, что это отгонит тучи; в Краковском повете (Польша), когда слышали гром, обходили дома, звоня в колокольчики – тогда «туча сама убежит». Колокольчики навязывали на дугу свадебной упряжи (а после свадьбы сохраняли), для защиты молодых от нечисти. Над колыбелью вешали колокольчики, для защиты ребенка от нечисти.

КОЛЬЦО. Обережная символика кольца в основном зависит от материала, из которого кольцо изготовлено. У южных славян ребенку, больному желтухой, пришивали к рубашке золотое кольцо. В данном случае магическое воздействие основано на том, что одно «желтое» (золото) должно отторгнуть, оттолкнуть другое «желтое» (болезнь).

КОСА. Коса, зачастую воспринимаемая как орудие и символ Богини смерти Мары, тем не менее (а, возможно, и в связи с этим), считается одним из сильных оберегов, что отсекает всякое негативное воздействие так же легко, как косит траву на лугах, и режет нечисти руки, столь же скоро, как и неумехе-косарю. На Купалу били в косы, дабы звоном отпугнуть нечисть. В купальскую же ночь над входом в жилище вбивали косу, вешали косу на ворота – чтобы ведьма порезалась. А также, вешали ее над воротами или на верхнем косяке дверей, чтобы «белая баба» (олицетворение смерти, та же Мара) не вошла в дом, и для защиты от повальных болезней. Косу затыкали за стропила, чтобы никакой злой дух не подступился – «кажуць, коса нэ допустить» (Белоруссия). Считалось, что старая коса под порогом не пустит в дом ведьму и злых людей. Во время первого выгона скота у входа в хлев «кладут косу, шоб ведьме одрезало руки».

С помощью косы создавали магический круг, непроницаемый для всевозможной нечисти. На Ярилин день хозяин брал в правую руку косу или ее обломок, и волочил ее по земле, обходя кругом свое стадо. Во время первого выпаса косою обводят хлев. На Масленице дом «обкашивали» косой вокруг – от всякого зла, змей, насекомых, «чтобы ведьма не приступила». Под брачную постель молодых кладут косу, в целях защиты от всевозможных злых чар. Для избавления от кошмара, на того, кто им мается, вечером навязывают косу острием вверх.

У южных славян коса широко используется в качестве оберега от града: косари насаживают на ручки косы наоборот и машут ими в сторону градовой тучи; машут косой на тучу, а потом забивают ее в землю, оборачивая острием к туче; выносят из дома косу и ставят ее под стрехой острием кверху, так, чтобы капли попадали на острие и рассекались косой (это должно было погубить творящего град ведьмака, если бы он упал с неба).

Через сложенную косу вводили новую купленную корову во двор. Кусок косы закапывали в сарае, очевидно, для того, чтобы животное «держалось» на новом месте. «Касу пад парог на дваре клали – воук ня кинеца, не вазьметь – так да зимы и выпускаиш скатину», «Кладут косу на пориг, у хлив на пориг. Она, босорканя, станэ, порубыца» (Белоруссия). Чтобы изгнать чужого домового, портящего скот, домохозяка шла в хлев с украденной косой, делала вид, что косит, и говорила: «Свой соседушко, за меня поберегись, чужой – вон выходи».

КОЧЕРГА. На обережную символику закопченной крюковатой кочерги, атрибута Чернобога, правителя Пекла (славянского аналога Ада), накладывается очищающая сила священной стихи – огня, с которым кочерга связана неразрывно. Для защиты от бессонницы двери и окна «замахиваются» кочергой, или же ее оставляют на ночь под постелью, люлькой. Для оберегания дитя от орисницы, рядом с ребенком оставляют на ночь кочергу. На Масленицу «объезжали» дом верхом на кочерге, для защиты жилища от зла и болезней, от блох.

Чтобы остановить дождь, выбрасывали кочергу во двор или на крышу; чтобы остановить град или отогнать градоносную тучу, кочергу бросают на землю, кладут крест-накрест хлебную лопату и кочергу. Под брачную постель молодых подсовывали кочергу, уберегая их от всвозможных злых влияний.

ЛОЖКА. На Руси в связке оберегов носили серебряное изображение ложечки, как знак доли, достатка, счастья. Над колыбелью вешали ложку, для защиты ребенка от нечисти. Ложку использовали как оберег в обряде наречения имени, в том случае, если «божата» (нареченная мать) была беременна. Женщина, имеющая месячные, при посещении наворожденного, затыкала за пояс ложку, дабы не навредить ребенку.

МОЛОТ. Молот, как и гвоздь, связан с символикой своего предназначения – им «забивают» болезни, «размолачивают», «раздрабливают» невзгоды и нежить. Также, присутствует символика крепости металла. «…кладе шо-нибудь такое стальное, тапор или малаток, шоб перейшла (корова). Шоб не баялась ничого, шоб смела була. Крепка, як сталь, шоб була» (Белоруссия). Южные славяне для предотвращения града совершали ритуал бросания молота («мацолы») в сторону тучи, сопровождавшийся матерной бранью этой тучи. Молот оставляли под колыбелью мальчика, для защиты ребенка от нечисти.

0

6

НОЖ. Едва ли не самый распространенный в славянском мире оберег, обладающий всеми желательными качествами: компактный, общедоступный, острый, «колючий», сделанный из железа. Надо полагать, многое из того, что ныне присуще ножу, в прежние годы связывалось и с мечом. Стоит отметить, также, что для оберега годился и вышедший из обихода предмет – сломанный или сточенный. Перед посадкой огородных растений, в грядки втыкают ножи – оберег от сглаза. Нож под подушкой помогал от страха (Сербия), от бессонницы; а положенный в постель – от блох. Нож в черных ножнах, положенный у изголовья кровати – от кошмара-зморы (Словения). Сербы на Масленицу вонзали ножи в двери для защиты домов от нечисти. «…ножа у порог застрыкають, коб ведьмам языки резау» (Белоруссия).

Беременной следовало выходить из дому, имея при себе нож: «На вулицу нэ ходи без ножа, бо витер подвие (продует. – Б. М.). А на ножа вин (ветер) сколецца. Нэма ножа – любая железяка сгодицца» (Белоруссия). Чтобы удалить от роженицы нечистую силу, в течение определенного срока (40 дней?) около нее или ей под подушку кладут нож или другую какую-либо железную вещь. Под голову новорожденному кладут нож – против злокозненного домового; «Вродыцця дытя… то кладут голку и ниж (иголку и нож. – Б. М.) под подушку». Под колыбель помещают нож, чтобы нечисть не подменила ребенка, кладут его на дно колыбели – от нечисти, сглаза, или чтобы дитя не испортили. Для охраны новорожденого от конвульсий мать, ложась спать или выходя из дома, кладет нож в колыбель или берет его с собой. Женщина, выходя из дома после родов, затыкает за пояс нож – от нечисти. При кормлении ребенка грудью, мать подкладывает под себя нож – для сохранения грудного молока от воздействия нечисти.

Бабка-повитуха трижды обводит ножом вокруг кумы, когда та несет освящать ребенка, чтобы нечисть не могла его испортить. Кум и кума, отправляясь на обряд наречения имени ребенку, переступали через нож, положенный у порога или на порог – «чтобы к ребенку… не мог подступить нечистый дух». Во время проходящих в доме похорон, в колыбель клали нож, «чтобы не приступала смерть» к ребенку.

Для защиты от ходячего покойника, упыря, привидения, зморы  нож втыкали в порог, в дверь, или клали его под подушку. Чтобы умерший не стал упырем, под его голову кладут нож. «Если ожидают к умирающему священника … то кладут на стол нож, для острастки смерти».

Чтобы усмирить расшалившегося домового, нож втыкают над дверью. Чтобы оградить себя и свое сено от вихря, утихомирить его, втыкают нож в землю или в рукоять плуга, бросают нож в середину вихря. Общераспространено поверье, согласно которому, если в вихрь бросить нож, то можно ранить черта, расстроить «свадьбу чертей». Хорошей защитой от тодорцев служат ножи, выставляемые в окнах. Нож, воткнутый в окно, порог или дверь, защищает от демона-вештицы. От ведьмы на порог клали нож; при входе ведьмы в дом снизу в стол втыкали нож, чтобы помешать ей уйти. Во время свадьбы, собраний молодежи или большого праздника, снизу в стол втыкают нож, чтобы гости меньше ели. Если ведьма «отняла еду» (аппетит), следовало носить нож в голенище сапога или втыкать его снизу стола.

Когда свадебный поезд трогается, один из членов семьи вбивает в косяк двери нож – от колдунов, чтобы поезд благополучно доехал. Во Владимирской области во время свадьбы в дверной проем (раскладку) втыкали нож, чтобы колдун не смог войти в дом.

При громе и граде следовало воткнуть в землю нож и не вынимать его, пока туча не пройдет; «когда слышен сильный гром, надо забить нож с черной ручкой в горящие угли – тогда гром или сразу перестанет греметь, или ударит не в дом, а в эти угли»; ножом трижды крестообразно секут тучу, а после ставят его торчком, ручкой книзу (Югославия). Во время эпидемии холеры (пора Богини Мары) кладут в доме ножи по ту и другую сторону порога или под первую ступень крыльца, чтобы хворь «отсекалась» ими.

Если корова доится кровью, то надо лить молоко на нож, положенный под цедилкой на подойник – этим «ведьме перерезаешь язык». Заговоренный нож, воткнутый в землю, ограждает человека и скотину от нападения волков; если скотина, заблудившись, оставалась ночевать в лесу, хозяин втыкал нож в порог, в стол или в стену дома, чтобы уберечь ее от волков. Для защиты скота от порчи и потерь, под порог хлева кладут нож. При переходе стада через перекресток, главный пастух чертит ножом поперек дороги черту, которую не смеют пересечь вредоносные духи. Неприкосновенность места выпаса обеспечивается закапыванием на пастбище ножа. Также, нож кладут перед воротами, через которые скот первый раз выгоняют на поле. Чтобы черт не трогал скотину, необходимо встать до восхода солнца, раздеться, взять под левую руку нож или косу, трижды обежать вокруг хлева и забить их в стенку.

НОЖНИЦЫ. Ножницы, по сути, соответствуют ножу, и могут его заменять, по крайней мере, в домашней обстановке. Их тождество можно проиллюстрировать следующим обычаем: в Ярославском крае невесте в карман клали ножницы, а жениху нож. В колыбель кладут ножницы – от жихаря, зыбочника, полуночницы – вредоносных духов, насылающих на ребенка бессонье.

В качестве защиты скота от порчи, так же использовали ножницы (вероятно, способами, схожими с теми, что описаны выше, в разделе  НОЖ). «Ребенку под подушечку ножик худой или ножницы какие старые кладут, пока годик не исполнится, чтобы не оприкосили».

ОГНИВО. Предмет, высекающий священный очищающий огонь, не может быть не отмечен хотя бы частью его силы. И как свет огня отпугивает порождения ночи, так и огниво защищает от упыря, охраняет дом от его проникновения. Вероятно, огниво для этого держали на подоконнике.

ПИЛА. Снабженная добрым десятком острых зубов, пила поразительно напоминала пасть хищника, и это сходство, по видимому, обусловило ее использование в качестве скотоводческого оберега. «Як скот первый раз выганяют, на парог, на правый бок, клали што желёзнае – пилу…» (Белоруссия).

ПОДКОВА. Символ женского начала, наделенного силой, как порождающей, так и поглощающей, начала, вбирающего в себя, в свои глубины всё, тем самым, творя могучую защиту. Подкова, прибитая над порогом, к порогу или дверному косяку, оберегает дом от нечисти, от колдунов, от «белой бабы».

Для защиты скота во время первого выпаса, под порог хлева кладут подкову, закапывают ее в сарае – чтобы корова знала свой дом. Болгары в «волчьи дни» бросают в огонь подкову, чтобы у волка горела пасть. Найденную подкову прибивали к порогу торгового заведения, чтобы обеспечить удачу в торговле.

ПУЛЯ. На Ярилин день пастух стрелял из ружья возле своей отары и носил пулю весь год, зашитой в поясе.

СЕРЕБРО. Традиционны и едва ли не повсеместно распространены представления о боязни нечистой силой серебра и изготовленных из него оберегов. Среди славянских народов часто носились – сами по себе или среди наборов оберегов – серебряные изображения лягушек, зайцев, змей, уток, коней, а также миниатюрные копии множества предметов, обычно используемых в качестве оберегов: челюстей, ножа, серпа, ложки, топора, глаза, ключей и т.д. (см. соответствующие разделы).

СЕРП. Символ, как темных Божеств (в первую очередь Мары), так и Богов светлых (Ярилы). Серп, воткнутый в ворота, над дверями, окном, оберегает жилище от нечисти и ведьм, а спрятанный под порогом хлева – хранит скотину от порчи и потерь. Когда коров в первый раз по весне выгоняют в поле, «на порог, на правый бок, кидали што желёзнае – пилу, серп» (Белоруссия). Если домовой мучает корову – напротив ворот «серпа ложаць». Для предотвращения града, серпом машут на тучу. Считается, что этот ритуал должна проводить женщина, потому как серп «женское» орудие (Сербия).

СКОВОРОДА. С нею, как и с другими предметами, имеющими частое соприкосновение с огнем, связывается сила этой могучей стихии. Битьем в сковороды на Купалу отпугивали нечистую силу. Под брачную постель молодых клали сковородку, для защиты от нечисти.

СТРУНА. Магическая сила музыки была известна нашим пращурам с древнейших времен – можно вспомнить того же новогородского купца Садко, усладившего слух Поддонного Царя. Отдельные части музыкальных инструментов наделялись той же силой. Чтобы уберечь ребенка от сглаза, ему на руку надевали скрипичную струну.

ТОПОР. Символ Бога-Громовика Перуна, одно из земных подобий его всесокрушающей молнии. На первый сев яровых ходили с топором за поясом, чтобы уберечь посевы от червей, от злого глаза. Перед посевом огородных растений на углах грядки втыкали топоры. В скотоводческой магии топор использовался весьма активно. Для защиты скота от порчи и потерь, его подкладывают под порог хлева или втыкают в землю при выходе скота. «Сокиру (топор) ложать, як перший раз выгонять худобу (скотину) – от видьмы, кажэ»; «…сакира – як залеза ведзма, шоб корову не кусила»; от порчи скота «кидали сакеру (под порог) и казали: «Хоць мне хто хацеу зрабиць, я яму перасакерыла (перерубила. – Б. М.)»»; «Буханку хлеба положуть, а сокиру остроем у сарай, обухом от сарая. Шоб люди нэ взрочылы (не сглазили. – Б. М.) кажуть: «Кыш врокы!»»; «На порози замка кладуць цы сакиры, кажуць будто от вуўка»; «Вот вигоняют пасты, на сам пэрэд кладут сэкиру, шоб корова перейшла, шоб була здорова, як сэкира»; «Як выгоняют корову, то кладут сэкиру… и йана (корова) праходит праз яе»; «Косою чи сокирою обводят хлив, а потом сокирою рубають накрест и у порога кладуть» (Белоруссия). Топорик подкладывали при выходе овец из загона, чтобы животные в течение лета не хромали. Болгары в «волчьи дни», чтобы волки не трогали скот, забивают топор в дерево.

Топор используют для предотвращения града: во двор выходила женщина и махала топором, обращаясь при этом словами к утопленникам; топор кладут на дворе плашмя, острием к туче, чтобы «туча рассекалась и теряла силу»; бросали топоры к туче, а потом врубали их в землю; выносили на двор топор и ставили его острием в небо или клали его на порог; махали топором в сторону тучи и врубали его в бревно (Сербия, Югославия). Чтобы остановить вихрь – «чертову свадьбу» – в него кидали «сакиру чистаю» (Белоруссия).

Если в семье случился покойник, то для того, чтобы поле «не мертвело» (т. е., чтобы зерно всходило), на пороге дома ставили топор, обращенный острием к полю. После выноса тела лежавшего на полу, туда, где была голова покойника, заколачивают гвоздь, а на шляпку гвоздя кладут топор, «чтобы испугать душу, чтобы она не приняла облик вампира и не приходила домой». Топор под подушкой спасает от бессонницы. Под колыбель помещают топор, чтобы нечисть не могла подменить ребенка. «Чтобы ведьма не приступила», вокруг жилья обводят по земле топором, кладут топор на порог. От вештицы в окна, двери, пороги втыкали топоры.

Под брачную постель молодых кладут топор, чтобы уберечь их от многих напастей. Пред обрядом наречения имени, передают ребенка куме (крестной матери. – Б.М.) через лежащий на пороге дома топор; при возвращении с обряда кума должна переступать через порог (Украина). Ночуя в лесу, в «лесовной избушке», в головах клали топор, чтобы защититься от лешего; в лесу «под лежание себе клади топор острием наружу, без топора не ложись» (Урал).

УХВАТ. Рога ухвата, напоминающие острые рога животных, традиционно исполльзумые в качестве оберега, позволяют воспринимать ухват таким же оберегом, причем усиленным огенной символикой (подобно кочерге и сковороде). Возле дверей хлева и в доме ставили перевернутый рогами вверх ухват – от ведьмы. После родов ухват ставят рогами к печи – от нечисти, а если роженице надо выйти из дома, она берет этот ухват с собой, в качестве посоха, для защиты от порчи и сглаза. В Архангельском крае ухват кладут под постель молодых, для защиты от вредоносных сил.

ЦЕПЬ. Обращение к цепи, как к магическому средству, уповает не на обережную силу, а на символику сцепленности, соединенности, неразрывности ее звеньев. Это лучше всего проявляется в скотоводческой магии. При первом выгоне использовали цепь, чтобы овцы держались вместе; ее подкладывают под порог хлева или в месте выхода овец из загона, иногда на дороге в конце деревни (ее могли держать два пастуха, пропуская над ней овец, причем цепь нередко закрывали на замок). «Кладуть кусок ланцуга – цэп жылэзняк – бэруть замок, на этый ланцуг замикаюць… Это говорать, шо ужэ не будэ удырать» (Белоруссия). На Масленицу в качестве оберега от нечисти на двери вешают цепи (Сербия). Согласно некоторым источникам, цепи и гвозди от виселицы, способствуют хорошей торговле пивом и делают лошадь неутомимой.

ШИЛО. Шило наделено той же символикой, что и игла (см.). Его втыкали в окна, двери, пороги, для защиты дома от злого духа вештицы.

ШПИЛЬКА. Металлическая шпилька в волосах женщины, особенно находящейся в каком-либо особом положении (беременность, менструация, послеродовой период), оберегает ее от влияния нечистой силы.

ШТЫК. Использование штыка в качестве оберега хотя и лежит в русле преставлений о силе железного оружия (символы Перуна, покровителя воинов), но больше всего это похоже на проявление солдатской смекалки и юмора. О таком случае рассказывается в русской сказке из Смоленскго края. Один из товарищей солдата жалуется: ««Братцы, давиу мене кто-то!.. А старый солдат говорит: «Это ведьма! Положь у голову штык, николи давить не станет…»».

Ведьма во всех случаях, описанных здесь, это не жрица-ведунья, а, по большей части, название некоего вида нечистой силы, и лишь изредка – злой колдуньи. Можно считать оберегание от ведьмы – защитой от сглаза, порчи, несчастий.

Это, в первую очередь, ночи летнего и зимнего солнцестояний – Купала и Коляда.

0


Вы здесь » Славяне Дети Богов - ведать тайные знания. » ­Обряды » Обереги и все о ниx


Сервис форумов BestBB © 2016-2019. Создать форум бесплатно